ГУЛАГ как система подневольного труда

Начиная с 1926 г., когда по РСФСР были осуждены 1 215 000 человек (из коих 50,8% - к принудительным работам) [1], труд заключенных превратился в «лакомый кусок» для разных советских наркоматов, ведомств, хозяйственных организаций, и они принялись взахлеб увеличивать свои заявки на подневольную «рабсилу». Арон Сольц, старый большевик и влиятельный руководитель ЦКК ВКП(б), не понимая стратегической подоплеки такого «поветрия», вразрез с «общей линией» наивно предостерегал: «Мы караем за любой пустяк . В итоге наши места заключения переполнены трудящимися . НКЮст и НКВД держат курс на превращение наших мест заключения в коммерческие предприятия и в увлечении этим упускают из виду классовые интересы нашей юстиции» [2].

Однако высшее советское партийно-государственное руководство делало все вполне осознанно, по-своему логично и последовательно. Когда истощились резервы «социально чуждых элементов», принялись массовым порядком (целыми слоями и группами) загонять в места лишения свободы представителей «социально близких» классов - рабочих и крестьян. Уже с 1931 г. ГУЛАГ стал монопольным хозяином огромного контингента спецпереселенцев (жертв «раскулачивания») и всесильным, в масштабах всей страны, торговцем фантастически дешевой рабочей силой. Отношение к последней нельзя характеризовать иначе как совершенно варварское: от четверти до трети депортированных крестьян погибли [3].

Нам ясно, почему это произошло: на гигантских и малых стройках «сталинских пятилеток» царил тяжкий, на измор физический труд (нередко - бессмысленный и бесцельный), свирепствовали голод и эпидемии, полностью отсутствовала даже примитивная социально-бытовая инфраструктура. Таким образом, еще в 1930-е гг. физический труд в местах лишения свободы (спец- поселениях, лагерях и колониях) сознательно был превращен в мощное орудие сталинского террора - средство массового уничтожения людей, а в послевоенное время отношение властей к заключенным как к «дармовой» и бессловесной рабочей силе, которую можно, при минимуме условий для поддержания ее в трудоспособном состоянии, эксплуатировать где и сколько угодно, приобрело уже всеобщий и системный характер. Безусловно, труд заключенных в ГУЛАГе - это рабский принудительный труд, и никакие «гуманистические новации» в системе, формах и размерах его оплаты в 1950-е и последующие годы не изменили первородной ипостаси этого труда. Основа его - внеэкономическое принуждение.

ГУЛАГ (по исходному замыслу и его реальному воплощению) - это заповедник рабства в СССР. Вместе с тем «лагерное хозяйство» - еще и неотъемлемая часть всей «социалистической экономики». Рабовладение в XX в. (в советской его модели) имеет свои специфические особенности. Если в эпоху античности раб, как правило, - человек чужой в окружающем его мире (захвачен во время войны с враждебным государством либо куплен и вывезен из другой страны), то в СССР заключенный - гражданин своей державы и даже, как вбивала ему в голову сервильная пропаганда, «хозяин необъятной Родины своей». Де-юре он, после окончания лагерного срока, возвращался в общество, хотя и с заметно подрезанными личными и гражданскими правами, но де-факто уже никогда не мог полностью вжиться в социум: внутренне это был уже безнадежно сломленный человек. Этот синдром внутренней личностной неполноценности, психология и философия рабства, сформированная и привитая в ГУЛАГе, концентрировалась и культивировалась там, а затем расползалась по всей Стране Советов, где, по утверждению «кремлевского горца», жить «вольно дышащему» человеку становилось все «лучше и веселей» .

Конечная цель как античного, так и советского рабовладения однозначна - в оптимально короткий срок (в древности - за несколько лет, в ГУЛАГе - за несколько месяцев или даже недель) «выжать» из человека все его жизненные соки, после чего выбросить, как негодную ветошь. В Древней Греции раб считался вещью - «говорящим орудием», но уже в Древнем Риме за рабами признали право именоваться людьми. В Советском Союзе зеков-рабов вновь превратили в простейшее орудие - для того, что лицемерно преподносилось как «построение социализма», а если абстрагироваться от трескучих пропагандистских наворотов, - в безотказное материальное средство для решения хозяйственных задач, конечной целью которых являлось не удовлетворение насущных и разумных человеческих потребностей, повышение благосостояния народа, а обслуживание безумных геополитических, клановых, шкурнических интересов военно-феодального государства в лице его партийно-бюрократической номенклатуры. В результате ГУЛАГ стал едва ли не самым изощренным - по разработанности плановых показателей - ведомством страны. При этом утопизм и прожектерство сюрреалистически сочетались с маниакальным пристрастием к статистике, с потрясающим прагматизмом и деловитостью.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5

Государственный долг
Проблеме государственного долга посвящены работы экономистов классиков, среди которых можно выделить Д. Рикардо, Ж.-Б. Сей, Дж.С. Милль, У. Петти, Я.Ф. Мелон, А. Хамильтон и др. Среди отечественных исследователей можно выделить работы таких авторов как Вавилов Ю.Я., Кузнецов А.М., Романовский М ...

Государственное регулирование научной и инновационной деятельности Республики Беларусь
Состояние инновационной деятельности в любом государстве является важнейшим индикатором развития общества и его экономики. В настоящее время инновационная политика в развитых странах является составной частью государственной социально-экономической политики. Она позволяет решать задачи перестр ...