ГУЛАГ как система подневольного труда

В отчете Вятлага за 1939 г. признается: «Годовой итог хозяйственной деятельности лагеря совершенно неудовлетворителен и основной причиной невыполнения вполне реального плана и больших потерь является то, что система хозяйственного руководства сверху донизу не была поставлена на основы хозяйственного роста, что естественно привело к невыполнению плана, убыточной работе и чудовищной распущенности большинства хозяйственных работников в деле рационального использования рабочей силы, создания культурно-бытовых условий для рабочих, когда с их стороны не проявляется ни малейшей инициативы по введению простейшей механизации» [4].

Советское рабовладение сверхжестоко в отношении к заключенному, фактическая ценность жизни которого была сведена к ничтожно малым величинам. И это вполне объяснимо: резервуар «рабсилы» постоянно пополнялся, а неистощимый ее источник всегда находился под рукой - им являлся собственный народ. КПД зековского труда крайне низок, но зато (во всяком случае, на первый взгляд) этот труд соблазнительно дешев, потому-то лагеря и стали ведущей осью советского «хозяйственного механизма». Причем требование перевести исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ) «на хозрасчет» выдвигалось еще в предвоенные годы и в значительной мере было реализовано, хотя запутанная система расчетных показателей в свирепо административной и жестко плановой советской экономике делает «социалистический хозрасчет» явлением уникальным в мировой практике, виртуальным по своей сути, существовавшим лишь в хорошо подкармливавшемся властями воображении горе-теоретиков от «политэкономии социализма» да в лукавой цифири официальных бухгалтерских отчетов.

Планирование осуществлялось по всем направлениям лагерной деятельности: от состава и условий содержания заключенных и персонала до расходов на канцелярские принадлежности. Но стержнем, которому все подчинено в этой жесткой системе директивных показателей, оставалось одно - количество выпущенной продукции: лагерь прежде всего обязан выполнять «производственную программу», то есть - «давать план по валу». Сама структура показателей в лагерных отчетах имеет сугубо хозяйственную направленность: хорошо или плохо сработали тот или иной ИТЛ и (соответственно) его руководство, определялось в верхах НКВД - МВД и ГУЛАГа сообразно единственному и непреложному критерию: выполнил этот лагерь (в нашем случае - лесной ИТЛ) план (декады, месяца, квартала, полугодия, года) по заготовке, вывозке, разделке, отгрузке древесины, а также по производству пиломатериалов или нет. Разумеется, и количество заключенных, пригодных к тяжелому физическому труду, и уровень их заболеваемости и смертности, качество питания, число отказов от работы, правонарушений, побегов и т. п. - все это (в той или иной мере) напрямую влияло на производственные дела, а потому за все эти вещи тоже (и довольно жестко) «спрашивали». Но приоритетом оставалось выполнение «плана по валу»: все остальное могли «понять и простить», невыполнение годовой «производственной программы» - никому и никогда. При этом планирование на последующие годы осуществлялось от «достигнутого» и, как правило, с увеличением заданий, порою - довольно резким.

В отчетных документах Вятлага мы видим постоянную «экономию» по основным нормативам расходных статей: на содержание заключенных, зарплату вольнонаемному персоналу, интендантское обеспечение и т. д.

Однако в кривом зеркале гулаговской статистики «рентабельность» лагеря отнюдь не обязательно означала его «самоокупаемость», хотя формально-показушное стремление к этому прослеживается. Так, в «Акте приема-передачи Вятского ИТЛ .» от 23 июля 1941 г. в завершение раздела о финансовом состоянии лагерного хозяйства констатируется: «Рентабельность работы лагеря за первое полугодие (1941 года. - Н. Б.) дала возможность перевести в УЛЛП (Управление лагерей лесной промышленности НКВД СССР. - Н. Б.), отказавшись от государственной дотации, 1 000 000 рублей, имея систематически в остатке расчетного счета лагеря от 000 000 до 2 500 000 рублей» [5].

Все основные статьи сметы по содержанию заключенных за обозначенный период также «имеют экономию»: не берегли тогда лишь пот и кровь «спецконтингента».

Принудительный зековский труд считается дармовым, хотя на самом деле, разумеется, таковым не является.

Этот труд «обеспечивается» (а по сути - паразитируется) огромной аппаратно-руководящей машиной НКВД - МВД - ГУЛАГа- УЛЛП - ГУЛЛП. Безжалостно (и зачастую - совершенно беспричинно) выдернутые из нормальной «вольной» жизни люди (среди них - немало специалистов высокой квалификации, небесполезных для «народного хозяйства», испытывающего постоянный голод на грамотных, умелых и добросовестных работников) уже самим фактом своего внезапного исчезновения из структуры производства приносили невосполнимые потери экономике страны. Однако эти огромные убытки высшим советским руководством в расчет не принимались, хотя они, вполне возможно, намного перекрывали «прибыль» от использования тех же самых несчастных, «без вины виноватых» перед советско-сталинским режимом людей на лесоповале или на вспомогательных лагерных работах.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5

Виды стоимости, принципы её оценки
ВИДЫ СТОИМОСТИ, ПРИНЦИПЫ И ПРОЦЕДУРЫ ЕЕ ОЦЕНКИ ...

Выявление угроз экономико-правовой безопасности строительного предприятия ООО Уралспецстрой
Производственная преддипломная практика проходила с 01 сентября - 28 сентября 2012 года на строительном предприятии ООО «Уралспецстрой» в должности экономиста. Целью преддипломной практики являлось закрепление имеющихся теоретических знаний, возможность их применения в области выявления угр ...