Проблема государственного долга в трудах известных экономистов

Три века назад Дэвид Хьюм выразил свое недовольство государственными займами следующим образом: «Министру не терпится прибегнуть к этому средству, чтобы не слишком обременять народ налогами, не навлекать на себя публичную критику и выглядеть важной персоной в период своего правления. Поэтому любое правительство почти неизбежно будет злоупотреблять долгом . В результате . либо нация уничтожит государственный кредит, либо государственный кредит уничтожит нацию».

Хьюм, конечно, погорячился. Долг не уничтожил ни одной нации, но некоторым странам, включая Россию, он причинил большой вред. Не сам по себе, а потому что с ним небрежно обращались.

Хьюм был одним из первых английских авторов, обративших внимание на долг государства. Ему не нравилась популярная тогда мысль о том, будто «публика не становится беднее из-за долгов, поскольку это долги в основном самим себе, и они приносят столько же имущества одним, сколько забирают у других». Хьюм категорически отверг эту мысль, объявив ее «беспринципным» результатом «поверхностных сравнений». [1, 21]

Отрицательное отношение к долгу было и у Адама Смита. Смит считал, что государство неэффективно как создатель богатства и гарант индивидуальных свобод. Оно изымает сбережения из промышленности и торговли, что позволяет чиновникам вести «разгульный образ жизни». Национальный доход переводится из инвестиций в потребление. Государство - плохой менеджер. В отличие от частного заемщика оно «не заинтересовано в правильном управлении какой-либо специальной частью капитала». Поэтому нельзя давать государству в долг. Неприятие Смитом долга подводило его к требованию сбалансированного бюджета. [1, 22]

Смит, как и Хьюм, отвергал идею о том, что проценты по внутреннему долгу не являются потерей для общества. «Говорят, что при выплате процентов по долгу общества правая рука платит левой. Деньги не уходят из страны и нация не становится беднее. Эта апология целиком основана на софистике меркантилистской системы». Вот что происходит на самом деле, по мнению Смита. Государство платит своим кредиторам аннуитет по ставке, обычно превышающей доходность альтернативных инвестиций. Заняв под залог аннуитета или продав аннуитет другим людям, кредиторы получают новый капитал. Но этот новый капитал должен был бы существовать в стране и, как любой другой капитал, использоваться в экономике. Он является новым для кредиторов государства, но не для страны. Хотя он заменил капитал, ссуженный государству, в стране он ничего не заменил и лишь ушел из одних рук в другие. Значит, страна стала беднее. Смит считал, что проценты по внешнему долгу есть вычет из национального богатства, поскольку они уходят за границу, где проживают держатели внешнего долга. Так что внешний долг и внутренний долг одинаковы в своем негативном влиянии на экономику. [1,23]

Джон Стюарт Милль делил долг на «плохой» и «хороший» в зависимости от обстоятельств его возникновения. Привлечение в государственный сектор капитала, занятого в частном производстве, он приравнивал к снижению заработной платы рабочих. Такие займы Милль предлагал объявить наихудшими. Но он не видел вреда в привлечении перенакопленного иностранного капитала и капитала, который не был бы накоплен вовсе, не будь на него государственного спроса, или был бы растрачен в непроизводительных предприятиях или искал применения в зарубежных странах. Таким образом, Милль не разделял уверенности Смита в том, что займы разрушают капитал. Высказался Милль и по поводу бремени долга. Оно возникает, когда ресурсы переходят из частного сектора в государственный. Это бремя текущих поколений. Затем оно возникает в виде дополнительных налогов, необходимых для обслуживания долга. Это бремя будущих поколений.[1,25]

Классическая теория сформировалась в последние 20 лет XIX в. Классическую теорию находит свое отражение в работах англичанина Чарльза Бастебла и француза Пьера Поля Леруа-Болье.[1,27]

Бастебл был настолько убежден в том, что долг ложится бременем на будущие поколения, что не считал нужным подробно останавливаться на этой гипотезе. «Заем - операция добровольная, и деньги дают по желанию; налоги одинаково платят те, кто желает платить, и те, кто не желает . Улучшить настоящее за счет будущего - не дело мудрого и прозорливого государственного деятеля». Далее, «во всех существенных моментах, аналогия между государственным долгом и частным сохраняется, и ее никогда не следует упускать из вида . Особое положение государственной экономики и большое значение государственных займов затмевают ту непреложную истину, что государственный кредит - одна из форм кредита, и регулировать его надо с учетом тех же основных принципов». Наконец, Бастебл подчеркнул, что отличие внешнего долга от внутреннего долга имеет свои пределы: «Тот факт, что много денег заимствуется за границей, имеет значение при оценке политики займов. Важно не то, что внешний заем в чисто финансовом смысле отличается от займа внутреннего ., а то, что возможность использовать капитал других стран ослабляет аргумент в пользу налогообложения, используемый при финансировании расходов из внутренних источников . С чисто финансовой точки зрения, источник займа действительно нематериален. В любом случае внешний заем - это немедленное облегчение для налогоплательщика, сбалансированное будущим обязательством».[1,27]

Перейти на страницу: 1 2

Внешние эффекты и общественные блага
Рынок - форма взаимоотношений между свободно функционирующими экономическими субъектами по поводу распределение благ. Рынок как механизм распределения и использования ограниченных ресурсов основан не на принуждении и приказах, а на добровольном обмене. Следовательно, он имеет ряд преимущес ...

Экономическая оценка проектных решений
Определение состава имущества предприятия Для организации процесса производства любое предприятие должно располагать определенными ресурсами, то есть обладать имуществом. Под имуществом предприятия понимаются все материальные, нематериальные и денежные средства, находящиеся в пользовании, вл ...